Читателям расскажут об истории и сегодняшнем дне тех населенных пунктов на севере Свердловской области, которые выросли и существовали рядом с колониями. Есть ли у них шанс но новую жизнь?

Журналисты уральской медиагруппы «ВК-Медиа» начали серию специальных репортажей «Брошенные зоны: как живут люди в поселках, откуда ушла тюрьма». Деньги на его реализацию редакция собрала на крауд-платформе для СМИ «Сила слова».

Читателям расскажут об истории и сегодняшнем дне тех населенных пунктов на севере Свердловской области, которые выросли и существовали рядом с колониями. В советские годы в регионе действовало до двухсот пунктов гулаговской сети. Сегодня в деревнях и поселках закрывают зоны, которые стали «градообразующими» предприятиями.

«Мы расскажем историю легендарных зон севера Урала и поведаем о судьбе тех, кто остался в местах не столь отдаленных, когда колонии закрыли. Зафиксируем быт жителей умирающих “тюремных деревень” и выясним, есть ли у этих территорий шанс на новую жизнь», – рассказали авторы проекта.

Первый специальный репортаж посвящен ивдельскому поселку Надымовка, на территории которого долгие годы существовала колония для осужденных, больных туберкулезом – лечебно-исправительное учреждение №58. А также расположенным по соседству с Надымовкой Лангуру и Екатерининке. Во многом, эти поселки тоже населяли (и населяют еще) работающие и вышедшие на пенсию охранники, вольнонаемный персонал, бывшие заключенные, которым некуда и не к кому было уезжать, поэтому, выйдя из-за колючей проволоки, они оставались жить и работать рядом с зоной.  В 2018 году ЛИУ-58 закрыли.

Часть 1: Спецрепортаж из Надымовки, Екатерининки и Лангура

Часть 2: Спецрепортаж из Надымовки, Екатерининки и Лангура

Отрывок из репортажа:

Екатерининка, отмечают в музее, вероятно, получила название благодаря церкви. В 1878 году ее построил здесь верхотурский купец Прокопий Шадрин, представитель известной купеческой династии. Это была деревянная, однопрестольная часовня. В 1889 году ее обратили в церковь и освятили в честь великомученицы Екатерины.

Кончину ее относят ко времени правления римского императора Максимина, которого Екатерина пыталась обратить в христианство. По его приказу девушку били воловьими жилами, заключили в темницу, а потом казнили, отрубив голову.

— Считается, что Екатерининская церковь была первой на ивдельской земле, — отмечает Людмила Николаевна. — И золотоносный прииск там тоже был первым…

Екатерининский прииск начал разрабатываться в 1830 году. Позднее он получил название в честь дочери хозяина рудника помещика Александра Всеволожского — Екатерины, родившейся в 1833 году. Есть версия, что выросший вокруг прииска населенный пункт перенял его имя.

В конце 19-го века, присвоив церкви имя великомученицы Екатерины, устоявшееся название “легализовали”. Екатерининскую церковь закрыли в 1930 году. В советские годы снесли.

Сейчас в поселке нет храма.

— Ничего нет. Детского сада нет. Клуб и тот развалили, — говорит Юлия. — Когда мы сюда переехали, на этом месте стоял детский садик. Клуб был наверху, рядом с памятником (павшим в Великой Отечественной войне, — прим. “Глобус”). Разваливается деревня. Школа, правда, еще действует. Человек 15 сейчас в ней, может, учится.

На дверях одноэтажного деревянного здания, на котором пока еще держится выцветшая табличка-афиша с надписью “Сего…ня в клубе” висит амбарный замок. Закрыта и облезлая серо-голубая дверь. На ржавой табличке с трудом можно разобрать график работы библиотеки. Юлия рассказывает, что сейчас общепоселковые мероприятия проводят в школе: “Редко, но бывает. Но мероприятий для детей практически нет. Даже в Новый год”…

Жители Екатерининки голосуют в школе — здесь находится избирательный участок.  В 2015 году основному зданию школы исполнилось 100 лет. Его построили в 1915 силами Верхотурского земства и впоследствии несколько раз перестраивали.  В этой школе учились дети Юлии. Мы беседуем у большого деревянного дома с синими воротами. У палисадника навалены шины, “припарковано” несколько старых автомобилей.